Суббота, Январь 28, 2017

Накануне свадьбы.

После каждой песни жениху девушки приговаривали:

Если будешь нас дарить,
Мы тебя будем хвалить,
А не будешь дарить –
Мы тебя будем корить.

Когда жених давал им за песню мало, действительно корили:

Уж как Коля за столом сидит,
Ой, люли, люли, за столом сидит.
Да на горбу-то роща выросла,
Ой, люли, люли, роща выросла.
А на лбу-то хоть лапшу сучи,
Ой, люли, люли, хоть лапшу сучи.

***

У Николая-то шляпенка
После дядюшки чертенка,
У Николая-то рубашка
После бабушки Агашки,
У Николая сапоги –
После Бабы-то Яги.

Как и на сговоре, на девичнике пелись частушки.
Повсеместно в Поволжье расставание невесты с девичеством выражалось также в символической форме: на девичнике девушки передавали (продавали) жениху украшенное деревце или цветок (елочку, сосенку, репей).
Одна из подруг обходила всех с тарелкой, приговаривая:

Кто в красной рубашке –
Клади красные бумажки!
А кому не под силу –
Клади синю!

Все клали на тарелку конфеты, орехи, деньги – выкупали «красоту».
Там, где жених на девичнике не присутствовал, «красоту» ему продавали накануне, когда ходили «за мылом» или утром в венчальный день.
Если жених с родителями на девичник не ездили, то в их доме вечером накануне свадьбы собирались свои гости – готовился свадебный «поезд». Конечно, родители заранее намечали, кто поедет за невестой, и договаривались с людьми. Но в этот вечер проводилась церемония официального назначения свадебных «чинов».
Отец жениха посылал одного из своих сыновей или брата пригласить в дом родственников и ближайших соседей. Каждый из приглашенных приносил с собой ржаной каравай или пирог-курник. За стол до времени не садились. Стояли у дверей, по стенам. Хозяин подносил рюмку вина тому, кого выбирал на роль дружки, просил:
- Иван Иванович, выкушай. Я тебя прошу быть дружкой. А ты выбери людей чиновных.
Дружкой выбирали обычно женатого мужчину, лет сорока, не старого, хорошо знающего обряд, потому что ему приходилось с венчального дня быть главным распорядителем свадьбы. В Заволжье старались заполучить в дружки мужчину, который умел отводить порчу. Порчи на свадьбе очень боялись, про порчу ходило много слухов. От порчи защищались, как умели: в одежду жениху и невесте втыкали крест-накрест иголки, в карманы клали луковинку или чесночину (обычай основывался на наивной вере, что нечистая сила, уколовшись, не тронет человека или ее отпугнет резкий запах). Прятали куда-нибудь молодым листочек с молитвой «Живые помощи». А дружка подпоясывал жениха и невесту веревочкой со множеством узелков или куском сети.